Буллинг наизнанку: как школьная травля ломает психику детей и что с этим делать

Буллинг наизнанку:
как школьная травля ломает психику детей 
и что с этим делать

Буллинг – далеко не новая проблема как для всего мира, так и для Украины в частности. За одним этим словом стоят тысячи психологических проблем у детей и сломанных жизней. Известно, что в Украине примерно каждый четвертый ребенок сталкивается с травлей в школах, и почти половина из них ничего и никому не рассказывает, оставаясь со своими проблемами один на один.

 

Сайт «Сегодня» рассказывает, как противостоять буллингу, какими могут быть последствия школьной травли для ребенка, что предлагает украинское законодательство и почему проблема с буллингом сейчас набирает обороты.

 

Буллинг – это травля, агрессивное преследование одного или нескольких членов коллектива (чаще всего, школьного или студенческого). Буллинг бывает как психологическим, так и физическим.

 

Некоторые ошибочно называют буллинг новым вызовом для нашего общества. Хотя еще в начале прошлого века мировые психологи занимались изучением этой проблемы и тех последствий, которые она может вызвать. Ведь буллинг – это не безобидные шутки и подколки. У нас к проблемам такого рода относятся не совсем серьезно, наивно полагая, что размолвки с одноклассниками бывали у всех, и ничего страшного из этого не получилось. На деле же травля в школе может оставить отпечаток на психике ребенка на всю оставшуюся жизнь.

24% украинских детей были жертвами травли в школах

 

Согласно данным отчета фонда ЮНИСЕФ в 2017 г. в Украине 24% детей стали жертвами травли в школах. Причем 40% пострадавших никому об этом не рассказывали.

 

Всего в мире подвергается травле около 150 млн детей – каждый второй ученик в возрасте от 13 до 15 лет.

 

В Минобразования Украины отметили, что в 2017 г. к отечественным психологам поступило около 109 тысяч обращений по поводу буллинга. Как видим, это не единичные случаи, а вполне системный процесс, который наблюдается по всему миру. В новостях часто появляется информация о случаях буллинга: здесь и массовые избиения, и психологическая травля и даже травля со стороны учителей, а не только одноклассников. Как например, было в случае с 13-летней ученицей из Мариуполя, которую руководство школы и весь педагогический коллектив начали травить за малиновый цвет волос.

 

Правда, очень часто дети попросту не рассказывают о школьной травле. Причин такого поведения может быть великое множество, но главное – родители не должны упустить этот момент. Мы поговорили с психологом Еленой Ратинской, руководителем детского направления КГУ (Киевского Гештальт университета), о том, по каким признакам можно распознать, что у ребенка начались проблемы в школе. Психолог рассказала нам, на что в первую очередь стоит обратить внимание родителям в поведении своего ребенка.

 

Как понять, что ребенка травят в школе

 

Резкое изменение настроения и поведения


Особенно если это проявляется при утреннем подъеме и нежелании идти в школу. Также изменения настроения могут наблюдаться при любых разговорах о школе – ребенок становится агрессивным, замкнутым или уходит от разговора и меняет тему. Это первое, что должно насторожить родителей.

"Родители должны проводить расследование, если заметили какие-то изменения в поведении ребенка. Нужно посмотреть, изменилось ли поведение ребенка на уроке. Открываем тетрадку и смотрим, пишет ли он и ведет тетрадку так же, как и раньше. Потому что ребенок, который находится в состоянии тревоги, постоянно оглядывается на агрессора, и у него будет сбой в усвоении материала и написании.

 

Также родители могут расспросить учителей, учится ребенок или нет, посмотреть по оценкам, потому что резкое снижение успеваемости тоже говорит о том, что ребенку не очень хорошо в школе. Резкое снижение успеваемости – это практически всегда сложности с одноклассниками.


– Елена Ратинская, психолог, руководитель детского направления КГУ.

 

Ребенок не разговаривает о школе и не хочет, чтобы родители туда приходили


Он может "съезжать" с темы или запрещать родителям ходить в школу. Это происходит тогда, когда над детьми в коллективе издеваются и стыдят их за то, что они просят помощи. Поэтому дети могут устраивать истерики, чтобы родители не ходили в школу по любой причине, т.е., даже не для разговора с обидчиками, а, например, если родители хотят принести что-то, что забыл ребенок, или поговорить о чем-либо с учительницей.

 

Ребенок резко перестал общаться с какими-то людьми в школе


Например, ребенок дружил с какой-то компанией, а потом резко оборвал все связи. Если ко всему этому прилагается подавленное состояние, это говорит о каком-то конфликте.

 

Ребенок начинает часто болеть


Чтобы не ходить в школу, дети начинают болеть или имитировать болезнь. В учебном заведении у них часто может болеть голова, живот и т.д.

 

Системная порча имущества


Родителей должно насторожить, если вещи ребенка часто бывают испорченными. То он потерял шапку, то порвал портфель, то на тетрадку "сам наступил", и т.д.


"Очень часто жертвы такого насилия в школе являются жертвами насилия и дома. Поэтому родители могут не заметить изменения поведения у ребенка. Это устойчивое поведение ребенка и контакт с внешним миром: провоцирование на агрессию, разрешение так с собой обращаться и т.д. Родители, которые так поступают с ребенком – буллят его дома, со своей стороны. В таком случае увидеть, что с ребенком что-то не так, может только человек, не включенный в систему, например, учитель, тренер, одноклассник и т.д.


– Елена Ратинская, психолог, руководитель детского направления КГУ.

 

Какими могут быть последствия буллинга

 

Издевательства достаточно серьезно сказываются на психике ребенка и могут вызвать массу проблем в будущем. По словам Елены Ратинской, дети после травли в школе теряют веру во взрослых и замыкаются в себе.

 

Правда, есть и более здоровый вариант развития событий. Дети проживают эти травмы в подростковом возрасте, а потом попадают в более лояльное окружение и улучшают свою самооценку. В таком случае они просто относятся к прошлому как к негативному опыту.


"Первое, что теряется (в результате системного буллинга - Ред.) – тотальная вера в защиту и во взрослых.

 

Взрослые даны ребенку для того, чтобы его защищать, чтобы он развивался, опираясь на них. В ситуации, когда начинается любое насилие, а старшие не включаются и не останавливают его, дети теряют веру в любого другого взрослого.

 

Одни дети начинают взращивать в себе этого взрослого, и уже к подростковому возрасту становятся колючими, у них абсолютно потеряна субординация, потому что для них не существует взрослых. А вторая группа детей замыкается в себе. Они считают, что они маленькие и слабые, и растут в этой позиции жертвы. Они очень управляемы и переходят в разные компании и зависимости. Они ищут себе старшего значимого человека, но это уже не родитель. Из-за этого часто возникает алкогольная, наркотическая зависимость.

 

– Елена Ратинская, психолог, руководитель детского направления КГУ.


Свой отпечаток буллинг накладывает и на самих агрессоров. Здесь психолог тоже называет два возможных развития событий. Если в подростковом возрасте у агрессоров включается эмпатия, сострадание, то они могут даже впадать в состояние уныния, стыдиться своих поступков и уверять: «я такого не делал».

 

Если же эмпатия не включилась, то в будущем такой человек всегда будет пытаться доминировать и желать власти.

"Нужно смотреть, почему агрессор нападает. Если он нападает, чтобы самоутвердится – это довольно рабочий способ, он все равно будет присутствовать у личности в будущем.

 

Или же агрессор "проигрывает" свои чувства: допустим, его бьет отец и он испытывает унижение, злобу на отца. Он идет и переносит все это на другого ребенка. Как только эта ситуация внутреннего унижения прекращается, то и поведение такое исчезает. Когда ко мне приходят дерущиеся дети, первое, что я спрашиваю у родителей – не бьют ли они ребенка? Битье это же не только жесткое избиение, но и шлепки, дергание, подзатыльники. Есть такой термин «идентификация с агрессором», так вот эти дети идентифицируются с агрессором и несут такое поведение в свою социальную группу.


– Елена Ратинская, психолог, руководитель детского направления КГУ.

 

Как обстоит ситуация с буллингом в Украине

 

Выше мы приводили цифры и упоминали о том, что примерно каждый четвертый школьник в нашей стране сталкивается с травлей. Естественно, за помощью обращается едва ли половина. К счастью, в Украине работает «горячая линия», куда дети могут позвонить, рассказать о своих проблемах, получить поддержку, помощь и консультацию. Мы поговорили с Аленой Кривуляк, координатором национальной детской «горячей линии», которая работает при Международном женском правозащитном центре «Ла Страда-Украина», и расспросили ее о принципах работы и о том, как они помогают детям.


"На самом деле, по сравнению с прошлыми годами количество звонков на нашу «горячую линию» снизилось. В этом году у нас есть определенные финансовые трудности и детская «горячая линия» работает только четыре часа в будние дни, а это очень и очень мало. За 9 месяцев 2017 г. мы получили 7355 звонков, из них касались буллинга всего 2%. С одной стороны, это мало, но, если учесть, что это 2% от почти 7,5 тыс., то это достаточно большая цифра. Тем более, за каждым из этих звонков стоит детская жизнь, детская боль, детская проблема.


– Алена Кривуляк, координатор национальной детской «горячей линии».


Алена Кривуляк также добавляет, что к ним звонят не только дети, которые стали жертвами буллинга, но и родители, учителя, школьные психологи и даже сами агрессоры.

"От буллеров мы также получаем звонки, хоть их и немного. Непосредственно звонят родители, которые знают, что в школе есть такая ситуация, ребенок не может найти общий язык с одноклассниками и страдает от любого из проявлений буллинга. Также звонят учителя, школьные психологи, которые знают, что в том или ином классе есть такая ситуация, но у них нет методологического инструмента и определенных навыков, чтобы работать с ребенком и вообще с классом, где есть проблема буллинга. Они обращаются за консультацией.

 

– Алена Кривуляк, координатор национальной детской «горячей линии».


Детская «горячая линия» работает в Украине с 2013 г. Она функционирует по принципу анонимности и конфиденциальности. Для детей это очень важно, т.к. не все могут рассказать о своих проблемах, а некоторые боятся, что об этом узнают их родители или сверстники.

 

Мы оставим номер горячей линии здесь и напомним, что все проблемы нужно пытаться решить. Не стоит стыдиться или бояться рассказывать о них, ведь вокруг обязательно должны быть люди, которые поймут, поддержат и помогут справиться с трудностями.

 

Национальная детская «горячая линия» работает по бесплатному номеру
0 800 500 225 (со стационарного телефона) и бесплатному короткому номеру 116 111 (с мобильных).

"Кроме того, что мы предоставляем информационную консультацию, мы даем также и психологическую консультацию. Когда наш психолог более глубоко работает с ребенком, мы сосредотачиваемся на его переживаниях. Также у нас консультирует юрист, чаще всего к нему обращаются родители, которые хотят привлечь к ответственности агрессоров и решить ситуацию законными методами.


– Алена Кривуляк, координатор национальной детской «горячей линии».

 

Штрафы за буллинг: что предлагает украинское законодательство

 

Буллинг – не новая проблема, но за все время ее существования общество так и не придумало способов искоренения или предотвращения травли. И наверняка каждый из нас попадал в ситуацию буллинга, пусть не в роли жертвы или агрессора, но в роли наблюдателя.

 

Буллинга становится все больше из-за тотальной безнаказанности. Найти крайнего в сложившейся ситуации сложно, ведь ответственность несут абсолютно все. И родители, которые не воспитывают своих детей и не могут донести им, что издеваться над кем-то неправильно; и учителя, которые массово закрывают глаза на такие случаи в школе, чтобы не портить показатели учебного заведения и не раздувать скандал; и государство, которое до сих пор никак не урегулировало этот процесс и не предусмотрело ответственности за буллинг; и, конечно же, сами дети, которые считают, что им дозволено все и ничего им за это не будет.

 

В последнее время случаи буллинга участились, потому что никому нет до этого дела, никто не регулирует этот процесс. А дети делают ровно столько, сколько им позволяют взрослые. Такую ситуацию порождает безнаказанность.

 

Родители часто позволяют себе делать со своими детьми очень жестокие вещи. И насильники переносят это на других людей, а жертвы просто позволяют так с собой обходиться.


– Елена Ратинская, психолог, руководитель детского направления КГУ.


Сейчас, однако, ситуация сдвинулась с мертвой точки – о буллинге заговорили в парламенте. Так, в октябре Рада приняла в первом чтении законопроект №8584, который должен противодействовать буллингу и ввести за него штрафы не только для агрессоров, но и для их родителей, а также для учителей, которые скрывают факты травли в школе.

 

Законопроект предлагает внести изменения в Кодекс Украины об административных правонарушениях (КУАП) и дополнить его статьей 173-4, которая устанавливает ответственность за буллинг, а также сокрытие случаев буллинга работниками учебных заведений. В зависимости от тяжести нарушения, предусмотрен штраф от 340 до 3400 гривен. Штраф будут платить либо родители нарушителей, либо сами агрессоры, достигшие 16-летнего возраста.

 

Несмотря на правильность самой инциативы, к ней уже есть множество вопросов. Мы пообщались с юристами и уточнили, будет ли работать такой подход в украинских реалиях, кто будет нести ответственность и можно ли доказать случаи буллинга в суде.

"Сложно прогнозировать эффект от законопроекта, но если рассматривать в аналогии с другими законами по усилению ответственности, то законопроект носит, скорее, популистский характер. Достаточно проанализировать эффект от аналогичных законов, когда усиливалась ответственность за вождение в состоянии опьянения транспортными средствами. Как показывает статистика, соответствующей динамики по уменьшению случаев управления ТС в состоянии опьянения, к сожалению, не наблюдается.

 

Стоит обратить внимание и на то, что наличие наказания за буллинг никоим образом не восстановит репутацию и моральное состояние/психическое здоровье жертвы травли. Т.е., возможно, и будет уменьшение самых агрессивных случаев травли, но в массе своей ситуация не поменяется.


– Владимир Данилин, юрист ЮКК «Де-Юре».

 

Юрист добавляет, что фиксировать случае буллинга и составлять протоколы об административном нарушении будет Нацполиция. После составления такой протокол с соответствующими материалами (доказательной базой) будет отправляться в местный суд, который будет рассматривать дело по существу – действительно ли в действиях человека есть предусмотренный состав правонарушения. По результату рассмотрения дела суд будет выносить решение о взыскании штрафа или же закрытии производства в случае отсутствия состава административного правонарушения.

"С одной стороны, для фиксирования факта достаточно заявления, о котором будет составлен протокол об административном правонарушении. Но вот определять – имел ли место буллинг, и есть ли состав административного правонарушения – будет соответствующий местный суд.

Обязательство по сбору доказательств возлагается на лиц, которые составляют протокол об административной ответственности. Т.е. фактически сотрудник Нацполиции, который будет оформлять административный протокол по факту буллинга, должен будет собрать соответствующие данные, которые подтверждают факт, а уже на основании этих данный суд будет устанавливать, доказан ли факт буллинга и имеется состав правонарушения, или же нет.


– Владимир Данилин, юрист ЮКК «Де-Юре».


К тому же, ответственность будет возлагаться и на учителей. Так, классный руководитель должен будет контролировать ситуацию, собирать жалобы родителей, инициировать расследование и всячески способствовать разрешению ситуации. В целом, юристы к такой инициативе относятся довольно скептически и говорят, что об эффективности внедрения штрафов говорить не приходится.

"Было бы целесообразней применять к несовершеннолетним лицам определенные воспитательные меры, штраф менее эффективен в воспитании у граждан уважения к правам, чести и достоинству других граждан и предупреждении правонарушений. Применение таких регулярных педагогических мер, как общевоспитательные уроки, на которых будет озвучиваться и обсуждаться проблема буллинга, будет более эффективным. Наложением сравнительно небольших штрафов прекратить травлю, которая происходит в учебных заведениях, не удастся, пока украинское общество не начнёт решать подобные споры согласно принципам верховенства права и справедливости.


– Юлия Лысенко, юрист Юридической компании «ВОЛХВ».


Юлия Лысенко также добавляет, что доказать травлю в суде будет достаточно сложно, т.к. в случаях буллинга очень часто присутствует личностный (субъективный) фактор. Уполномоченные органы должны будут устанавливать объективные обстоятельства и доказывать вину.

Факты буллинга должны, как минимум, подкрепляться показаниями свидетелей, которые лично видели факт совершения, или получили достоверную информацию о таком случае от других лиц, также этот факт могут подтверждать видеоматериалы (записи с видеокамер), фото и т.п. Факт травли не может основываться только на показаниях потерпевшего.


– Юлия Лысенко, юрист Юридической компании «ВОЛХВ».

 

Как побороть буллинг

 

Искоренить буллинг одним законопроектом не представляется возможным. Здесь нужен комплексный подход, и, в первую очередь, нужно проводить разъяснительные работы с детьми. Алена Кривуляк считает, что обязательно нужно говорить с детьми об этой проблеме, проводить различные мероприятия, тренинги, беседы по поводу толерантности.

 

"Не могу сказать, что нет никакой логики в том, что хотят начать штрафовать. Конечно, как мера ответственности это может быть. Но мы в своей работе стараемся предупреждать такие явления, внедрять превенцию. Бороться не с самим фактом буллинга, а прилагать как можно больше усилий для предупреждения этого. В украинских школах компонент превенции существенно проседает.


– Алена Кривуляк, координатор национальной детской «горячей линии».


Очень часто буллеры просто не знают, как вести себя иначе. Во многих случаях дети-агрессоры и сами подвержены насилию в семье. Их могут бить родители, старшие братья или сестры, вследствие чего такие дети просто идут на улицу, в школу и вымещают злость на тех, кто слабее. Таких детей попросту не научили жить в социуме, справляться со стрессом, не срывать свои эмоции на других. Для них агрессия – способ самозащиты.

 

"Сам факт внедрения штрафов за буллинг говорит о том, что обществу необходимо, чтобы в первую очередь кого-то наказали. На самом деле, штрафы за буллинг – лишь средство предупреждения, вряд ли они будут работать полноценно. Во-первых, самым распространенным проявлением буллинга является бойкот, частичное игнорирование или полное устранение ребенка из коллектива. Или может быть другое проявление – сплетни.

 

Представляется проблематичным доказать в суде такие нарушения. Другая особенность – буллинг является квалифицированным правонарушением. По закону, это не просто применение насилия, а применение насилия (физического или психологического) с целью подчинения жертвы своим интересам. То есть, на суде надо доказать не только факт насилия, но и то, что оно было совершено с целью контроля одного ребенка над другим.


– Богдан Петренко, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма.


Богдан Петренко добавляет, что наказание не решает проблему: буллер может просто затаить обиду и отомстить позже. Самое главное в ситуации с травлей – найти причину такого поведения ребенка.

 

В парламентском законопроекте также прописано, что Министерство образования должно будет разработать план мероприятий по противодействию буллингу. Правда, сейчас ни родители, ни учителя, ни сами дети не знают, как же действенно противостоять травле.

"Говорить о каких-то коренных изменениях сегодня сложно, поскольку нет четкой градации, что считать, а что не считать буллингом (так, в одной школе может фиксироваться 300 случаев, а в другой – 0). Украина только начала изменения, направленные на профилактику и противодействие травле. И сегодня украинское общество находится даже не в процессе борьбы, а в процессе ознакомления с этим явлением. Поэтому не надо удивляться тому, что следующие опросы покажут рост количества детей, которые столкнулись с травлей. Это говорит о том, что они поняли, что это такое – что это не шутки и точно не «нормальные отношения».

 

Вместе с тем, некоторые школы до сих пор боятся фиксировать такие случаи, ориентируясь на сохранение авторитета. Хотя родители, которые понимают проблему, должны осознавать и то, что больше всего проблем у их детей возникнет именно в тех школах, где «нет травли вообще». Потому что травля есть практически во всех группах детей. Но если администрация школы скрывает это, то вряд ли они будут и проводить какие-то мероприятия для профилактики или противодействия. Для них важнее авторитет школы, а не судьба их учеников.


– Богдан Петренко, заместитель директор Украинского института исследования экстремизма.


Как противостоять буллингу


Богдан Петренко добавляет, что противостояние буллингу – это многоступенчатый процесс, который включает в себя такие уровни:

 

индивидуальный


Работа с буллером, жертвами и свидетелями. Как правило, работа здесь направлена на повышение самооценки, формирование открытости ребенка и эмпатии (у буллера). На этом этапе может работать классный руководитель, психолог, но самое главное – родители.

 

групповой


Буллинг это групповое «заболевание», поэтому преодолеть его исключительно путем воздействия на отдельных детей невозможно. Если "вытащить" жертву, на ее место будет назначена новая жертва. Групповой процесс включает как "классные часы", посвященные травле, так и внеклассную активность группы, где могут изменяться социальные роли детей.

 

общенациональный


Первое – это популяризация ненасильственных методов в информационных продуктах для детей и подростков (фильмах, роликах и т.д.). Второе – изменение учебной программы с целью не только превращения детей в потребителей информации по различным предметам, но и формирования у них культуры диалога.

Закрывать глаза на буллинг нельзя. Детей в наших школах могут травить за что угодно: за внешний вид, оценки, привычки, увлечения. Ребенок далеко не всегда может справиться с этим самостоятельно, и если ситуация усугубляется, а родители или кто-то другой из взрослых не вмешается, у ребенка рушится картина мира, он просто перестает верить в справедливость как таковую.

 

"Наказание для агрессора или провокатора обязательно должны быть. Иначе ребенок перестает верить во взрослый мир. Взрослый мир должен наказать обидчика. Но делать это нужно осторожно, чтобы не усугубить ситуацию.

 

Сначала ведется беседа с учителем, чтобы он посмотрел на ситуацию со своей стороны. Потом ведется беседа с родителями детей, которые буллят, дальше – беседа со своим ребенком. Если все это не работает, тогда уже подключаются правоохранительные органы.

 

В моей практике крайние случаи не были частыми, но была одна история, когда родители переехали в другой город из-за того, что их ребенка травили. Был такой провокатор (даже не агрессор, его невозможно было так назвать), он так настроил двор, школу, что моему клиенту просто не давали прохода. Все началось с физического насилия, а когда все стали на уши, его перестали бить, но начали травить. Мой клиент был абсолютно нормальным ребенком, который умел защищаться, но он попал в психопатическую ситуацию.


– Елена Ратинская, психолог, руководитель детского направления КГУ.


Психолог, к слову, считает штрафы хорошей идеей, ведь сейчас подобные вопросы решаются на уровне отношений, а не на уровне закона и государства. За противозаконные действия нет никакого наказания, что и порождает еще большие проблемы.

Буллинг – это не та проблема, которую можно решить за месяц или даже за год. Здесь нужен комплексный подход, к которому подключаться все: начиная от государства и правоохранительных органов, заканчивая учителями и родителями. Обществу нужно прийти к тому, что это проблема касается всех. Она не существует где-то далеко, а есть в каждом классе и каждом коллективе.

 

Ну, а пока родителям стоит уделять куда больше внимания своим детям, не срывать на них злость и не травить их дома. Насилие в семьях порождает детей, которые переносят эту агрессию на тех, кто слабее их. Если в семьях будут доверительные отношения, дети не будут бояться обращаться со своими проблемами к родителям, а родители будут вести диалог со своими детьми и защищать их – мы будем гораздо реже сталкиваться с массовыми случаями буллинга.


Автор: Анастасия Ищенко

24.10.2018
Общество
Просмотров: 75